Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
22:32 

Машшкъ
captain beard
Решила притащить из храмси-сообщества несколько кхм работ (РАБОТ!!!) по пейрингу Рамси/Карстарк.

Форма: плохой косплей, плохие фильтры :facepalm::facepalm::facepalm:
Пейринг: Рамси Болтон/Харальд Карстарк
Косплееры: АНОНИМЫ :facepalm:
Категория: слэш
Количество: 1 фото, 500*500



Название: Мечтатель
Автор: Машшкъ
Размер: 1320 слов
Пейринг/Персонажи: Рамси Болтон/Харальд Карстарк
Категория: слэш
Жанр: пвп
Рейтинг: NC-17
По заявке: Рейтинговый юст. Карстарк представляет, как бы он отимел милорда на столе, за которым они седят, или отдался бы на глазах у Амбера.
Примечание: сериалоканон, отсутствие беты

У лорда Карстарка нет недостатка в женском внимании, тем более, теперь, когда он живет в Винтерфелле, ест за одним столом с Хранителем Севера, носит одежду с болтонским гербом и серебряными пряжками. Еще раньше, в Кархолде, любая девка была готова раздвинуть перед ним ноги, чтобы получить монету, пригреться под крылом у наследника Карстарков. У Харальда плохая память на лица, многих из тех девок он уже и не помнит.

Зато лицо Рамси Болтона - его насмешливая гримаса, пухлые влажные губы, нос с маленькой отцовской горбинкой – наверное, в последние мгновения жизни Харальд будет вспоминать именно это лицо. С тех пор, как он появился в Винтерфелле, да так и остался здесь, Рамси Болтон не покидает его мысли ни на миг. Чего еще не хватает лорду Карстарку, занявшему место по правую руку от наследника Севера? О, лорд Харальд определенно точно знает ответ.

Если бы Рамси не казался таким колючим, а вернее, таким острым… Если бы не держался так таинственно, не подпитывал всех окружающих первобытным животным страхом, словно подражая покойному отцу интонациями и тихим голосом… Если бы лорд Рамси был чуть более человеком, а не Болтоном…

Лорд Харальд позволяет себе мечтать. Даже тогда, когда это неуместно и откровенно опасно. В Великом Чертоге, где Рамси принимает посланников из северных домов, лорд Карстарк слушает донесения вполуха, он увлечен своей фантазией. Вот Рамси, коренастый, но гибкий, прохаживается по залу, чуть пригибая голову, как бы вныривая в разговор… Рамси поводит плечом, предлагая собеседнику выбор… Харальд думает о том, как опустил бы руку на это покатое плечо, заставляя Рамси вздрогнуть.

Как развернул бы его – если бы только можно было его коснуться! Рамси, воображаемый Харальдом, вскидывает брови и чуть выпячивает губы, причмокивает языком. Эта зловещая игривость заводит без единого слова, в глазах Рамси – и любопытство, и мгновенно вспыхнувшее негодование. Рамси затаивает обиду. И Рамси готов продолжать, податься чуть назад, подставляя горло. На него, перебираясь с плеча, наползает рука Карстарка. Сжимал ли хоть кто-нибудь эту жилистую шею, перетягивал ли веревкой, обвивал ли пальцами?

Карстарк, на миг прикрывая глаза, сглатывает, и тянется за кубком, отпивает совсем немного, прислушивается. Юный Амбер говорит грозно, и Рамси это забавляет. Он увлечен. Ему нет дела до Карстарка с его скользкими мыслями.

Под ладонью Харальда вздрагивает кадык Рамси, тот набирает в грудь воздуха, чтобы – что? Харальд уверен, что у Рамси нет ни единого шанса заговорить. Он вскидывает вторую руку, перехватывая голову Рамси, и зажимает ему рот. Кожа Рамси горячая и сухая, но влага просачивается между губ, пачкая ладонь. Рамси мычит в руку Карстарка, силясь укусить, но только пятнает клейкой слюной: Карстарк держит крепко.

Разве вышло бы что-нибудь подобное с живым, не бесплотным Рамси из грез? Именно потому, что этого никогда не будет, Харальд дышит все чаще. Он выворачивает голову Рамси, и приникает к его горячей шее губами. Впивается зубами, сосет кожу, и перед глазами Карстарка расплываются серо-синие круги, синяки на обратной стороне век. Синяки и засосы долго не сойдут с бледной кожи, Харальд хотел бы, чтобы они остались навечно, чтобы каждый след от его зубов остался на теле Рамси, точно тавро.

Рамси обмякает – так неестественно быстро, как может быть только в воображении. Харальд плохо запоминает лица людей, но отлично помнит ощущения: однажды, давно, охотясь вместе с отцом и братом, он свернул шею разбойнику. И тучное тело осело к его ногам. Теперь именно так, едва цепляясь за одежду Карстарка, Рамси опускается вниз, сползая по его груди.

Харальд, ненадолго смаргивая морок, видит стол, разделяющий их с Рамси – и Амбера.

Он опускает Рамси на этот узкий стол, и снова припадает к его шее губами, растаскивая одежды, скрывающие ключицы Рамси, плечи, грудь. Вначале торопливо, будто боясь упустить, а затем резко, остервенело, Карстарк стаскивает с Рамси одежду. Точно животное, он рвет дубленую кожу зубами, радирает нижнюю черную рубаху, сплевывает клочки и нитки, он готов проникнуть и дальше, под кожу, вырвать кусок плоти, чтобы брызнуло соленым, красным. Вдруг Харальда захлестывает сомнение – он сожрет Рамси Болтона, а что дальше?

Силой оттащив себя назад, Харальд смотрит на свою жертву – своего господина! Распластанный на столе, Рамси лежит под ним с открытыми глазами. Карстарк знает, что не стоит заглядывать в них, но уже не может остановиться. Зрачки Рамси – широкие, жирные, жадные, тянут в себя. От них невозможно уберечься, взгляд их острый, смертоносный. Он пронизывает, примораживает к себе. Он проникает вглубь, отшелушивая кожу от плоти, пробираясь в самое нутро.

Карстарк нависает над Рамси, не в силах отвести взгляд.

- Верно я говорю, Карстарк? – наяву говорит Рамси, и Харальд вздрагивает.

Забылся. Рамси – настоящий, живой, улыбчивый и совершенно, неведомо дикий, пугающий до дрожи, задает ему вопрос, призывая согласиться с какой-нибудь оскорбительной фразой, брошенной Амберу.

У Карстарка мгновенно пересыхает во рту, и он выдавливает, не чувствуя языка:

- Да, милорд.

Рамси удовлетворенно кивает и отворачивается.

Карстарк больше не чувствует на себе его взгляда, теперь Рамси лежит, уткнувшись носом в древесину столешницы. Карстарк осторожно ведет по его коже пальцами, ладонями, запястьями, прикасается предплечьями, чтобы как можно плотнее прижать к нему свои руки, все свое существо, все свое нутро. Он движется вниз, начиная с лопаток, потом – к пояснице, на мгновение замирая перед округлыми белыми ягодицами. Рамси обнажен.

В пекло всех вас, думает Карстарк, чувствуя, как по скуле стекает капля пота.

Рамси выгибается, его тело требует прикосновений, он потирается задом о руки Карстарка, приказывая, призывая, моля. Карстарк ни на миг не забывает, что всего этого никода не будет.

Вход в тело Рамси узок и туг, морщинистая кожа жестка, не расходится в стороны, как бы Карстарк не надавливал. Карстарк рад бы сплюнуть на ладонь, чтобы пальцы скользнули внутрь и разомкнули это бесовское отверстие, но в горле сухо, как в Дорнийской пустыне. Он тянется к своему члену, на конце которого выступило совсем немного смазки, и собирает ее: несколько капель, мутных разводов на пальцах. Рамси подается назад, прогибаясь, Карстарк чувствует, что кончит, еще не войдя.

Рамси Болтон, его безжалостный красный хозяин. Рамси Болтон, заставивший дрожать весь Север. Рамси Болтон, проклятый в глазах людей и богов за все свои злодеяния, об истинном числе которых знает один лишь Карстарк… Рамси отдает свое белое нежное тело на растерзание, не поднимая головы, расставив ноги, распластав безжизненные руки по столу…

Карстарк не пытается растянуть Рамси, бесполезно. Тот узок и жарок, и темные редкие волоски на его спине поблескивают от выступившего пота. Карстарк наваливается всем телом, заталкивая член между ягодиц Рамси, и толкается вперед, вслепую, надеясь на природную, животную удачу, распаленный и поглощенный своей слепой страстью. Он придавливает спину Рамси, он давит сверху, он не даст Рамси пошевелиться, он заставит Рамси вытерпеть все и даже больше, потому что кто, если не Рамси, послужит лучшей наградой за старания и верность?

Харальд Карстарк берет Рамси Болтона глубоко, жестко, уверенно. Так, что в какой-то момент полностью отдается мечте и тихо стонет наяву.

Его руки комкают ткань штанов, а воротник неприятно натирает вспотевшую шею.

Затуманенным взглядом Харальд смотрит на Рамси – немного опешевшего, отвлекшегося от Амберов.

- Небось кончил от вида мальчишки, Карстарк? – говорит Амбер и толкает кудрявого рыжего юнца вперед, а потом несколько его спутников сдавленно смеются.

Карстарк вскакивает с места, порывисто хватается за пристегнутый к поясу кинжал. На самом деле ему нет никакого дела ни до Старков, ни до Амберов. Только до одного человека в замке, который никогда, никогда не будет принадлежать ему.

Рамси быстро теряет интерес, он отворачивается и больше не смотрит на Карстарка до конца вечера.

Харальд Карстарк хорошо запоминает ощущения. Он дает себе клятву – раз испытав удовольствие посреди Великого Чертога, больше не рисковать. Рамси Болтон слишком притягателен для него, и проще не думать о нем вовсе, чем кончать каждый раз, мысленно опускаясь подбородком на его крепкую белую спину…

Лорд Харальд запирает за собой дверь спальни и с размаху отвешивает себе оплеуху. Так, что звенит в ушах. В пекло тебя, Болтон, говорит он себе. В пекло всех вас, в пекло меня, сукина сына, страдальца, безумца, развратника, слабака. Когда-нибудь, клянется он себе. Никогда, тварь ты такая, скот… Он чувствует себя совершенно раздавленным.

Он думает, что его мучения будут бесконечными.

А потом, в один из вечеров, Рамси отпивает из горла, улыбается влажным ртом, делает два шага навстречу и, всем своим весом наваливаясь на растерянного Карстарка, пьяно выдыхает ему в плечо:

- Хочу тебя, ублюдок.

И целует Карастарка в шею.

Название: Под каблуком
Автор: Машшкъ
Размер: 850 слов
Пейринг/Персонажи: Рамси Болтон/Харальд Карстарк
Категория: слэш
Рейтинг: G
По заявке: Карстарк в качестве подставки под ноги, кубка с вином, что угодно.
Примечание: сериалоканон, отсутствие беты

Зима, суровейшая за всю историю людского существования, чем дальше, тем крепче запечатывает входы и выходы из замка, так что скоро тот становится вовсе изолированным от внешнего мира, взятым в кольцо снеговой блокады, осажденным без единого вражеского воина. Лорд Рамси оказывается запертым со всеми теми людьми, что присягнули ему.

И очень скоро Харальд Карстарк, оставшийся при нем в качестве личного головореза, советника, спутника, понимает: нет ничего хуже, чем скучающее чудовище. Запертое, бьющее лапой, находящее самые дикие, извращенные способы утех. Лорд Харальд был наследником одного из богатейших северных домов, завидным женихом, добрым воином, влиятельным человеком. А превратился в ...

— Подбрось еще дров, — говорит Рамси, привычно небрежно роняя слово за словом.

И Харальд Карстарк — лорд Карстарк, подумать только! — опускается на колени и копошится у камина, хотя в замке полно слуг. Он подкладывает поленья в огонь, чем приглушает горение. На миг Харальду чудится, будто он загубил пламя. Рамси будет очень недоволен, если заметит, и Харальд, закрывая жерло камина собой, пригибается ниже, раздувает угли. Жар обдает его лицо, которому и так горячо.

Скрипит кресло, это лорд Рамси ближе придвигается к огню. И прежде, чем Харальд успевает выпрямиться и встать, ему на спину опускаются ноги. Вначале один сапог, а затем и другой больно ударяют каблуками по кости, выступающей ниже шеи. От неожиданности Карстарк тихо охает: любой удар в спину застает врасплох.

Харальд настолько опешивает, что замирает на несколько мгновений с поленцем в руках, так и не донеся его до огня. Несколько мгновений он ничего не делает, ошарашенный, придавленный внезапно возникшим грузом. Не то чтобы ноги Рамси невыносимо тяжелы, но они буквально пригвождают Харальда к полу.

Харальд втягивает голову в плечи, удар вышибает из него дух. Он запоздало понимает, какую огромную, громогласную ошибку совершил, не сбросив ноги лорда Рамси сразу же, как почувствовал их на себе. Обратного пути нет, исправить ничего нельзя. За миг до этого было можно — а теперь нет. Держи, Карстарк, и не вздумай сопротивляться. Делать резкие движения, видом или словом показать, какое падение совершил только что. А ведь это всего лишь начало, Харальд понимает это, едва справляясь с первоначальной оторопью. И вот тогда его пробивает дрожь.

Рамси и не думает убирать ноги, наоборот, укладывает их удобнее. Теперь он располагает их ровно вдоль лопаток Карстарка, освободив от гнета хребет и шею. "Так легче, удобнее" — проносится в голове у Карстарка.

И после этого мимолетного, почти невесомого облегчения лорда Карстарка наполняет ужас. Точно своими острыми каблуками Рамси толкнул его в бездну.

Жгучий стыд обдает щеки и лоб Карстарка, у него перехватывает дыхание. Какое немыслимое унижение! — только к этому моменту он успевает по-настоящему осознать, что произошло. Рамси вытягивает ноги расслабленно, вольготно.

— Стой смирно, — спокойно говорит он, и у Карстарка заходится сердце.

Он снова упускает момент, в который мог бы возразить, подняться, послать своего безумного сюзерена в седьмое пекло. Но для этого необходима изрядная доля мужества, а Карстарк чувствует себя загнанным в угол, пойманным в капкан... мгновение, еще одно... Харальд осторожно смотрит назад через плечо. Он так и не находит в себе сил, чтобы пошевелиться, не то что воспротивиться этому унизительному жесту и презрительному тону Рамси.
Сами собой с его губ срываются слова, обрывки недавно данной клятвы взвиваются, точно пепел над костром:

— Да, милорд.

Карстарк стоит на коленях, сгорбившись на полу, стоит и стоит, отложив в сторону полено, отодвинув меха для раздувки огня. Точно каменная скульптура или диковинная резная фигура красного дерева, он замирает и неподвижным взглядом смотрит перед собой.

В этой позе, в этом положении все становится неважно, и Харальд готов ненавидеть себя за подлые мысли, рождающиеся сами собой. Он — лишь продолжение пола, камина, мебели, которой пользуется Рамси. Он может ничего не решать и ни о чем не заботиться.

Это повергает Харальда в еще большее исступление: как он допустил это? Почему не думал о подобном раньше? А потом приходит внезапный животный, необъяснимый и очень явственный страх: вдруг лорд Рамси опустит ноги?

И словно чувствуя его сомнения, Рамси тянет носок и краем сапога трогает, легонько пинает голову Карстарка. Другая его нога скатывается в сторону, но Рамси легко закидывает ее обратно.

— Какая широкая спина у тебя, Карстарк, — слышит Харальд задумчивый голос. — Кто бы мог подумать, что такая удобная.

Харальд закусывает язык. Он знает, что не продержится долго. Но теперь не потому, что его снедает охота избавится от ног господина, а потому что он хочет ощущать их тяжесть, улавливать каждое их движение, не привыкать к ним. Чем дольше Карстарк, уже не боясь шевелиться, держит на себе эти ноги в грязных сапогах, тем сильнее ощущает темную власть Рамси. Способного на все, подчинившего себе все, все определяющего.

И когда Харальд Карстарк, красный с головы до ног, подрагивающий от напряжения и нарастающего возбуждения, в очередной раз поводит плечом, выворачивает шею, пытается прикоснуться щекой к подошве сапога Рамси, тот неожиданно убирает ноги.
И поднимается, отвлекаясь от огня, забывая про свой новый предмет мебели.

Колени Харольда дрожат, но он, даже лишившись груза, не решается разогнуться. Лишь когда милорд Рамси покидает комнату, Харольд опускается животом на пол и закрывает голову руками.

Его трясет, точно внезапно началась лихорадка. Точно он принял яд, точно он погиб.

На лестнице слышны шаги, лорд Рамси спускается по ступеням, стуча каблуками, еще недавно попиравшими лопатки Харальда Карстарка. И Харальд готов лежать на полу, дожидаясь его возвращения.

Воистину, думает он, нет ничего хуже скучающего чудовища, ждущего своего господина.


@темы: швец, жнец, игрец, нон-кон, старики и отрезанные пальцы, моё, в моей голове они вместе, #оккупайКоролевскаяГавань

URL
Комментарии
2016-06-06 в 22:33 

Варг Лайано
Walking high above the world.
Слушайте, где бы еще посмотреть этих ребят-косплееров? Мне зашло!

2016-06-06 в 22:35 

Машшкъ
captain beard
Варг Лайано, ага, такие клевые ребята, но хз как их теперь найти, анонимов-то.

URL
2016-06-06 в 22:37 

Варг Лайано
Walking high above the world.
Машшкъ,
ууу(( обидно
Но ничего, может чуваки еще порадуют нас каким-нибудь еще косплеем))

2016-06-07 в 19:27 

~Мэй_Чен~
juppies do it, junkies do it, the funny little monkeys in the zoo will do it
Воувоу, мне тоже косплееры приглянулась, аутентичные такие ребята. Пусть пробуют ищщо, у ребят явно талант.

Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

На границе Омской области задержали 500 пиявок-нелегалов.

главная